Депрессия и рак: как выйти из депрессивного состояния при и после онкологии

Тут мне написали, чтобы я выложила описание рекомендаций ASCO по борьбе с депрессией у сюрвайверов-«переживших» онкологию. Думаю, что это действительно серьезная проблема. Поэтому я напишу, но сначала расскажу про свой личный опыт.
Если бы мне кто-то лет 5 назад сказал, что я, лично я, буду бороться с депрессией! Как бы я рассмеялась этому человеку в лицо! По складу я совсем не депрессивный человек. С детства мне был непонятен смысл слов «тоска, хандра, апатия, пониженное настроение». Да и во взрослом состоянии, если случалось что-то неприятное, какие-то проблемы, даже серьёзные – я их не мусолила, не упивалась ими, не терзалась. Мне было достаточно попереживать пару часов. После этого я использовала одно из проверенных средств по борьбе с неприятностями:

— съесть вкусненькое

— посмотреть кино или почитать книжку

— сходить к косметологу или на маникюр

— поспать

В общем, я считалась человеком с устойчивой нервной системой. Теперь мне кажется, что как раз у подобных мне людей депрессия протекает гораздо тяжелее, чем у тех, кто привык переживать по любому поводу. И дедушку своего, который после войны кричал иногда по ночам, — я теперь понимаю.


Всё-таки онкологический диагноз сильно шандарахнул по мне. Это был очень мощный, очень жестокий удар по психике. Хуже всего было пережить понимание того, что нельзя ничего планировать. Какой смысл нажимать на нарядный баннер о распродаже авиабилетов, если в лучшем случае ты будешь лежать под капельницей в обнимку с тазиком. Зачем строить планы на следующее лето, если осенью ты, вполне вероятно, умрешь.

Люди! это просто ужас, поверьте (если не испытали сами, чего я никому не желаю). Но когда врачи сказали, что я вот прямо сейчас не умираю, а даже имею неплохой шанс вылечиться, – я совершила первую ошибку в оценке последствий болезни. Я решила, что после лечения смогу справиться с этим ужасом прежними средствами: маникюром, сном под пледом и порцией пломбира. Хотя врач в Тель-Авиве настоятельно рекомендовала не бросать это дело на самотек и в случае чего – сразу бежать к психоневрологу. Но мне (как человеку не депрессивному по природе) казалось, что это проявление слабости и даже какой-то изнеженной дурости. Что любой человек может собраться и справиться, и даже говорить людям как-то неловко, что у тебя – хандра…

На самом деле всё вышло не так. Вот вроде кажется, что всё позади. После лечения проходит время – месяцы или даже годы. Жизнь нормализовалась и в целом всё в порядке: дома всё спокойно, муж – зайчик и сынок – отличник, на работе интересно и зарплату платят, ну немного руку тянет, но ведь не смертельно, живи да радуйся! имей совесть!


И вот тут произошло странное. Сначала я просто не высыпалась, т.к. каждую ночь просыпалась от сильного внутреннего толчка и придрёмывала только под утро. Потом перестало хотеться смотреть кино и читать книжки. А потом появилось такое ощущение, что всё вокруг серое. Никто и ничто не радовало, всё раздражало, и на этом фоне я стала взрываться на пустом месте и орать на родных и близких. И вот поорёшь и вроде бы легче, но это только на время. Рядом ходят обиженные родные и близкие, а мне всё равно, да провалитесь вы все! Полное нежелание ничего делать, отсутствие интереса к чему бы то ни было. И тяжелее всего лично мне было осознать, что это настолько «не мои» ощущения, и как с ними быть? что делать? и можно ли вообще вернуть какую-то радость в жизнь, или так и будешь жить в постоянной тоске.

В общем, мой друг гинеколог Семенчук первым прямо мне в глаза сказал, что я стала психованной и депрессивной, и что мне нужно идти к специалисту, срочно. Я собрала себя в кучу и пошла-таки к неврологу по рекомендации проверенных людей.

Врач оказалась очень приятная, из вникающих и имеющих опыт работы с онкобольными. Сказала, что одними разговорами с психологом мне не помочь, потому что химиотерапия что-то там нарушает в нервных волокнах и проблема имеет под собой материальные основания, а не только томление духа.


жны антидепрессанты. Тут я, конечно, стала сопротивляться, потому что была наслышана, что это гадость и пить их не надо, что с них потом не слезешь и что они вызывают психозы и прочее, и прочее. Врач попалась терпеливая, рассказала подробно конкретно про свои назначения: почему эти таблетки? почему именно мне? что я должна чувствовать после их приема? сколько времени их пить, в какое время и т.п. Выдала мне два рецепта. А мне было уже так плохо, что я плюнула на все свои страхи (хуже не будет), купила таблетки и стала их пить.

И вот сейчас я должна сказать, что мне эти назначения очень помогли. Где-то через 10-12 дней от начала приема (когда я уже решила, что ничего на меня не действует) сначала развеялась серость вокруг. Потом как-то сам собой нормализовался сон, а главное – вернулось желание что-то делать, читать книжки, интересоваться жизнью вокруг, делать с сыном уроки и не орать по любому поводу. При этом я ощущаю не какое-то нездоровое возбуждение, а свою прежнюю активность и ровное хорошее настроение. Родные и близкие тоже довольны.

Врач сказала, что через полгода можно будет постепенно отказаться от таблеток и что состояние не ухудшится, что я полностью восстановлюсь. Очень хочется в это верить. Ну, посмотрим. В любом случае сейчас я не жалею, что пошла к врачу и начала лечение, потому что я и тоска с апатией – совсем не совместимы. Вот такой у меня личный опыт.


Как преодолеть депрессию при раке?

Как преодолеть депрессию при раке? Сегодня этот вопрос актуальный для тысяч людей больных онкологией.

Понимая важность этой темы мы публикуем интервью Светозара Богатырёва и психотерапевта Юрия Титоренко.

Светозар Богатырёв: скажите пожалуйста, для онкологических пациентов имеет очень важное значение преодоление стресса и того, что формирует депрессию или депрессивного комплекса.

Каким образом человеку, который только что получил известие о своём диагнозе можно преодолеть сильнейший стресс и депрессию и защитить свою психику от разрушительного влияния?

Юрий Титоренко: в действительности уберечься от этого стресса практически невозможно. Нужно смотреть правде в глаза и здесь нет какого-то абсолютного способа, с помощью которого можно было бы свободно это пройти.

С лёгкостью пройти такое сообщение, которое грозит практически гибелью невозможно.

В действительности всегда нужно иметь предварительную подготовленность к подобным вещам.

Не может быть такого, чтобы ты с лёгкостью преодолеть что-то, что уже накопилось доверху.

Ведь то, что человек заболел онкологией и получил такой диагноз, этому предшествовало огромное количество тех же самых стрессов. Не зря современные линии медицины основополагаются на принципах, что причине любой болезни лежит индивидуальный вариант какого-то шока или стресса, цепочки накопившихся однотипных стрессов.


Например, если говорить о новой германской медицине, где всё это отслежено на томографе — мы видим вместе с онкологией привязку в виде кольцеобразных показателей на томограмме.

Это говорит о том, что напряжена определённая часть ума, определённая часть мозга и был какой то шок.

Так вот, если добавляется ещё шок от диагноза, то преодолеть это легко нельзя.

В действительности нужно сделать что то до того, как вам сообщат диагноз рак. Тогда вполне вероятно, что вы его не получите вообще. Нужно занимать преодолением депрессии до онкологии, а не после.

Да, при получении такого диагноза, человек впадает в отчаяние буквально, а зачастую просто панику. Он не знает, что делать, он готовится к худшему. А если он начинает готовится к худшему, то соответственно ещё до настраивает на худший исход. Затем, как правило, он начинает приходить в себя, начинает искать способы как с этим диагнозом бороться, как побороть рак. Но в первый момент, как правило, первые дни или недели человек раздумывает только лишь о том, как он будет расставаться с тем, что есть в его жизни.

Светозар Богатырёв: да, я могу подтвердить это из собственного опыта — абсолютно точное описание.

Юрий Титоренко: если же это уже произошло и вам поставили диагноз рак, то я не могу назвать вам никакого другого метода, кроме как тут же на следующий день прийти, сесть в кресло и получить услугу, которая даст возможность совершенно спокойно взглянуть на эту катастрофическую проблему.


То есть, одно дело в панике метаться и искать как можно быстрее какой то выход, а другое дело с ясным умом и чистой головой спокойно сесть и правильно распределить свои средства, силы и направление куда будут направлены эти силы и средства. Потому что в этот момент человек как правило аккумулирует все свои накопления и резервы, для того чтобы решить проблему.

И часто в этом состоянии паники он совершает совершенно глупые поступки — покупается на какие то обещания о быстром излечении, продаёт квартиру, машину и оказывается в конце концов с диагнозом онкология и без средств к лечению и существованию.

Существует огромное количество методов, но в этот момент очень важно быть с трезвой головой.

Я не могу дать совет — вы сядьте и помедитируйте или сделайте афирмацию перед зеркалом, потому что не будет всё здорово. Надо настроить себя поверх этого шока, то есть закатать новую программу поверх того, что душа разрывается от боли и кошмара, но это просто не возможно.

Поэтому в этом случае нужно поступать просто, как в случае, когда у вас болит зуб — вы идёте к стоматологу.

Если у вас в душе кошмар и ужас, то сделайте двух часовую сессию у психотерапевта и вы будете смотреть на эту ситуацию совершенно спокойно как на задачу, которую нужно с ясным умом решать.

Светозар Богатырёв: то что вы сказали, я в полной мере прочувствовал на себе — когда был раздавлен диагнозом рак, то не смотря на то, что я являюсь врачом психотерапевтом, сначала я не мог найти в себе точку опоры и силы выйти из этой ситуации. И я сто процентов согласен, что если бы на этот момент был доступен специалист психотерапевт, то мне не нужно было бы находиться почти три месяца в состоянии депрессии.


Я хорошо понимаю почему в западных протоколах онкопсихотерапевт является самым первым врачом, к которому попадает человек, получивший диагноз рак. Этот специалист помогает преодолеть первую депрессию при раке.

Хочется более подробнее поговорить о депрессии при раке.

Когда человек попадает в такую ситуацию, то человек закономерно попадает в депрессию, например в скрытую или другую — существует очень много форм депрессии. Вот что делать на практике с этим?

Юрий Титоренко: давайте сначала посмотрим на то, что такое депрессия — не как на то, что пишут в учебниках, а как на то, что есть на самом деле.

Депрессия при раке — это когда человек принимает решение, что он так больше жить не хочет. Это состояние, когда он говорит — я не хочу больше бороться, я использовал все силы и средства и складывает руки.

Симптомы

  • Бессонница или другие нарушения сна
  • Изменение массы тела (увеличение или уменьшение)
  • Изменение аппетита
  • Усталость (крайняя усталость) и потеря энергии
  • Чувство раздражительности или тревоги
  • Чувство бесполезности или вины
  • Чувство безнадежности или беспомощности
  • Мысли о нанесении себе вреда или самоубийстве
  • Озабоченность смертью
  • Трудности с памятью или концентрацией внимания
  • Социальная самоизоляция
  • Плачь
  • Чувство замедления

Как правило, если человек испытывает либо подавленное настроение либо потерю интереса к деятельности и хотя бы один раз имел четыре из других перечисленных выше симптомов в течение более двух недель, рекомендуется обратиться к врачу с целью определения лечения.

Диагностика

Следующие детали могут увеличить вероятность того, что человек с раком будет испытывать депрессию:

  • История наличия депрессии до диагностики рака
  • История алкоголизма или наркомании
  • Повышенная физическая слабость или дискомфорт от рака или лечения рака
  • Неконтролируемая боль
  • Лекарства (некоторые препараты могут вызвать депрессию)
  • Прогрессирующий рак
  • Дисбаланс кальция, натрия, калия, витамина В12, или фолиевой кислоты
  • Пищевые проблемы
  • Неврологические трудности от рака, которые начались в мозгу или распространились на мозг
  • Гипертиреоз (избыток гормонов щитовидной железы) или гипотиреоз (недостаток гормонов щитовидной железы)

Врачи могут использовать ряд тестов для диагностики депрессии, большинство из которых включают в себя ряд вопросов о вашем поведении, чувствах, и мыслях, таких как: «Вы в депрессии большую часть времени?». Потому, что исследования показали, что количество самоубийств среди людей с раком, страдающих депрессией, выше, чем среди люди без рака, страдающих депрессией. Важно проконсультироваться с врачом о лечении депрессии.

Управление депрессией


Лечение депрессии помогает человеку с раком лучше управлять обеими болезнями и часто включает в себя сочетание психологического лечения и антидепрессантов. Почти все виды депрессии поддаются лечению.

Психологические методы лечения направлены на повышение выживания и получение навыков решения проблем, расширение поддержки, и обучение человека навыкам изменения негативных мыслей. Наиболее распространенные методы включают индивидуальную психотерапию и когнитивно-поведенческую терапию (изменение шаблонов мышления и поведения данного лица).

лекарство от депрессии

Кроме того, могут быть полезными для некоторых людей с раком, которые испытывают депрессию группы поддержки больных раком.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.